Присоединение Неопатреи к Афинам
Страница 10

Учебные материалы » Присоединение Неопатреи к Афинам

Удивительная фигура этого человека с его энергией и ловкостью, уже вполне принадлежащего новому времени, не имеет равных даже в том веке, когда современниками его были Кола ди Риенцо, кардинал Альборнос, Джиотто и первые итальянские гуманисты. События тогдашней эпохи были в зависимости от этого банкира и политика; влияние его господствовало от Авиньона до Сицилии и Греции. К истории Афин он имеет отношение лишь потому, что был родоначальником господствовавшего там впоследствии дома Аччьяйоли. Другой вопрос, также лишь отчасти задевающий культурно-исторические отношения Афин к Западу: способствовал ли своим положением в Греции великий сенешаль, друг Боккаччо и почитатель Петрарки, перенесению духа эллинской древности в процесс трансформации Италии. Не могла же его царственная власть не оказать ровно никакого влияния в этом направлении. С ним явилась в Неаполь целая толпа услужливых греков, состоявших при его дворе в замке Леттере подле Ночеры. Уже Боккаччо презрительно называл этих паразитов graeculi. Но не ахайские эллины, а калабрийские греки являются первыми учителями итальянских гуманистов. Петрарка пытался поучиться по-гречески у одного такого калабрийца, монаха Варлаама, а Бок-каччо заказал калабрийцу Леонтию Пилато латинский перевод Гомера. Благодаря ему этот невежда в 1360 году сделался первым профессором греческого языка во Флоренции.

Трудно доказать, что сношение франков с Афинами в эпоху раннего Возрождения оказало какое-нибудь духовное воздействие на Италию. Господство каталанцев и Сицилийской арагонской династии, бывшей в враждебных отношениях к Анжу и к папе, почти совершенно порвали всякие сношения Афин с Италией. В эпоху испанцев ни там, ни в Фивах не было двора; оба города лишились того значения, какое имели во времена ла Рошей. Знания, проникавшие отсюда в Италию, не могли передаваться непосредственно и были крайне ограничены.

Как мало занимал классический мир афинских развалин мысль наиболее выдающихся умов Италии, показывает тот же Боккаччо, наравне с Петраркой, страстно стремившийся к знакомству с литературой эллинов, еще скрытой от Запада за семью печатями. Афины два раза являются местом действия в его произведениях: в седьмой новелле второго дня Декамерона и в Тесеиде. Но ни здесь, ни там восхитительнейший для всякого поэта город древности не был для него ничем, кроме пустого имени и места. Тесеида, первая итальянская эпопея, передавшая великим поэтам Ариосто и Тассо форму октавы, замечательна по своему содержанию. Так как она относится к неаполитанскому периоду жизни Боккаччо, то, быть может, поводом к обработке греческого сюжета были отношения Анжу к Греции, хотя бы он - что теперь не может быть выяснено - почерпнул этот сюжет из французского или греческого источника. И в Тесеиде, этом едва ли пригодном для современного вкуса причудливом переложении греческой древности в формы франкского рыцарства, нет ни одного места, где бы воодушевленное воспоминание об идеальном прошлом Афин довело поэта до увлечения. Ни одним из существовавших тогда памятников древности, ни Акрополем с Парфеноном, ни даже именем Афины Паллады он не воспользовался для того, чтобы придать своему афинскому сценарию блеск и ценность яркого conleur local. Одним словом, для Боккаччо и всех его современников в Италии Афины оставались местом, о котором они не имели никакого наглядного представления.

То же франкское равнодушие к классическим или монументальным древностям Греции выказали и составители греческой и французской хроник Морей, бывшие современниками Боккаччо. И они не обратили никакого внимания на прошлое Пелопоннеса и на памятники его знаменитых городов. Античные места в большинстве случаев исчезли вместе со своими именами или совершенно изменились, и одичавшему туземному поколению, как и невежественным франкам, немногие остатки древнегреческих храмов и стен казались произведениями исчезнувших язычников и гигантов.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 

Социально-экономический строй Киевской Руси
Земля была в те времена главным богатством, основным средством производства. Распространенной формой организации производства стала феодальная вотчина, или отчина, т.е. отцовское владение, передававшееся от отца к сыну по наследству. Владельцем вотчины был князь или боярин. В Киевской Руси наряду с княжескими и боярскими вотчинами был ...

Корни
Дед Ленина по отцу Николай Васильевич Ульянов, сын крепостного (сведения о его национальности отсутствуют, предположительно русский или чуваш), женился поздно на дочери крещеного калмыка Анне Алексеевне Смирновой. Сын Илья родился, когда матери было 43 года, а отцу — за 60. Вскоре Николай Васильевич скончался, Илью вырастил и выучил ста ...

Возникновение государства Шан (Инь)
Во второй половине II тысячелетия до н.э. в Китае на обширной территории - от Ганьсу до Шаньдуна и от Хэбэя до Хунани и Цзянси - по берегам рек (в специфических экологических условиях Северного Китая земледелие было возможно лишь по речным поймам) возникают разрозненные раннегородские поселения - носители бронзовой индустрии, в которых ...