Встреча Юрия Сергеевича Нечаева-Мальцева с Иваном Владимировичем Цветаевым
Страница 1

Учебные материалы » Нечаев-Мальцев Юрий Степанович » Встреча Юрия Сергеевича Нечаева-Мальцева с Иваном Владимировичем Цветаевым

31 мая 1912 года произошло событие, которого ждала вся общественность Москвы и Петербурга. В самом центре Москвы, на улице Волхонке, открыл свои двери для широкой публики Музей изящных искусств имени Александра III при Московском университете. Открытию предшествовала кропотливая работа основателя музея Ивана Владимировича Цветаева. На протяжении 25 лет, день за днем, месяц за месяцем, профессор настойчиво осуществлял свою мечту – создание в Москве Музея изящных искусств. Он организовывал сбор денежных средств на постройку здания музея, искал меценатов и благотворителей, так как правительство отказало в выделении денег на сооружение музея при Московском университете. Его деятельность не прошла даром: идея музея была признана общественностью, получена земля в центре города, закончен проект. Но для начала строительства не хватало значительной суммы. И Цветаев решил обратиться к Ю.С. Нечаеву-Мальцеву.

Юрий Степанович Нечаев, представитель дворянского рода, юрист, чиновник, получил свою вторую фамилию вместе с огромным наследством дяди И.С. Мальцева. С тех пор он занялся благотворительностью и меценатством. Он воздвигал храмы по всей России, богадельни, училища, а в Москве, на Шаболовке, был выстроен комплекс дворянской богадельни имени С.Д. Нечаева, его отца. Юрий Степанович был вице-председателем Общества поощрения художеств, он помогал издавать журнал «Художественные сокровища России». Встреча Цветаева и Нечаева-Мальцева проходила в «Славянском базаре», где Юрий Степанович объявил сумму в 300 тыс. рублей. Ранее никто не жертвовал более 30 тысяч. К тому же на его средства были заказаны итальянским камнетесам «каменные фасады» музея, а в Норвегии внутренняя колоннада музея. После 1905 года Нечаев-Мальцев единолично взял на себя финансирование работ по отделке музея. Он потратил 2,5 млн. рублей.

1905 год стал для Нечаева-Мальцева поистине роковым. Война, экономический кризис, забастовки в Гусь-Хрустальном, известия о рубке крестьянами лесов, волнения из-за несметных убытков на вставших заводах сказались на здоровье. Долги музея росли, расчеты с подрядчиками и поставщиками прекратились. Для Цветаева и Клейна это были черные дни, оставалось лишь молиться о ниспослании ему сил "до окончания главного его благотворения".

К 1905 году в обстановке политического и хозяйственного кризиса общество охладело к грандиозному проекту Цветаева. Касса оказалась пуста. Приближался финансовый крах. "Я пришел к заключению, что иного выхода нет, как постепенная ликвидация дела постройки музея", - писал Клейн Нечаеву-Мальцеву. Бросить на произвол судьбы начатое дело русский меценат не смог. Тогда он оказался единственным, кто не оставил музей и единолично продолжал финансировать работы, пожелав при этом остаться анонимным лицом.

Долги музея вновь были оплачены, и строительство возобновилось. Видел Юрия Степановича. Он здоров и в наилучшем настроении. Говорит, что, если по смете расходов окажется у него остаток, он вам поможет", - писал Клейн в марте 1906 года Цветаеву. Дело налаживалось.

Братья Щукины, происходившие из именитой купеческой семьи, – яркий пример бескорыстного служения искусству и своему народу. Страстные и со временем профессиональные коллекционеры, они оставили в истории культурной жизни России яркий след, внесли громадный, хотя и недооцененный, вклад в русское музейное дело.

Нечаев-Мальцев не только рассчитался полностью по строительству, даже в самые тяжелые для себя времена "не урезая ни рубля у музея". На его средства была приобретена и часть коллекций, в том числе микенские древности, египетские слепки (погибшие во время пожара), великолепный фаюмский портрет "юноша в золотом венке", драгоценные украшения. В итоге все это составило около двух миллионов золотом. Как выяснилось, вложив значительную сумму своих сказочных богатств в проект Цветаева, он был почти разорен. От казны между тем на музей Александра III за 14 лет поступило лишь 300 тысяч рублей. А общая сумма по документам, потребовавшаяся на возведение здания и приобретение коллекций, - около 3 миллионов рублей.

Старший брат Петр стал основателем частного общедоступного музея. Для размещения своей обширной коллекции (он собирал редкие издания, предметы искусства стран Востока, русской старины и памятники прикладного искусства) Петр Иванович построил специальное здание на Малой Грузинской улице, вход для посетителей был бесплатным. Щукин издавал богато иллюстрированные каталоги экспонатов. Лучшие русские художники работали в фондах этой галереи: Суриков писал этюды к картине «Степан Разин», Серов снимал копии с персидских миниатюр, Васнецов срисовывал со старых планов Москвы изображения боярских теремов.Передав все свое собрание Историческому музею, Петр Иванович остался хранителем своего музея и его основным спонсором. Сейчас в здании, где располагалось «Отделение Императорского Российского исторического музея имени Императора Александра III – Музей Петра Ивановича Щукина» размещается Государственный биологический музей им. К.А. Тимирязева, а его коллекция хранится в ГИМе и частично расформирована по другим музеям.

Страницы: 1 2

Возникновение «правого уклона» в ВКП(б).
Борьба с «троцкизмом» привела к устранению Троцкого с важных постов председателя РВС и Наркомвоенмора и к некоторой корректировке курса в отношении деревни и крестьянства как в области экономической, так и политической. Главным теоретиком проводимых мер выступил Н. И. Бухарин. Из главного идеолога военного коммунизма он превратился в ре ...

Последняя кампания полководца
Опала Суворова кончилась в феврале 1799 г. После объявления войны Франции Павел, ввиду настоятельных просьб Венского двора, принужден был вернуть знаменитого полководца в армию и поставил его во главе русского заграничного корпуса, действовавшего в Италии. 4 апреля Суворов прибыл в Валеджио и принял командование союзными русскими и авст ...

Внутренняя политика и реформы Ивана IV
Годы боярского правления. После смерти в 1533 г. Василия III на великокняжеский престол вступил его трехлетний сын Иван IV. Фактически государством управляла его мать Елена, дочь князя Глинского выходца из Литвы. И в годы правления Елены, и после ее смерти (1538, есть предположение, что она была отравлена) не прекращалась борьба за влас ...