Заключение

Столыпин пришел к власти в переломный момент, когда в правящих кругах происходил пересмотр политического курса, определяемого термином “цезаризм”. Курс этот представлял собой попытку царизма укрепить свою социальную опору, расшатанную революцией, сделав ставку на крестьянство, конкретно – создав Думу с преобладанием крестьянских представителей. Этой цели и была подчинена столыпинская аграрная реформа – фактически шанс удержать самодержавие от краха. От решения этого вопроса зависел характер будущего избирательного закона. Это было связано с тем, что поместное дворянство в силу переживаемого упадка не могло быть действенной социальной опорой режима. В начале XX в. приоритет был отдан крестьянству.

А.Я. Аврех пишет: “…крестьянство представлялось правящему режиму консервативной силой, “партией порядка”, которая изберет правую Думу, стоящую на защите прерогатив самодержавного царя, и тем самым нейтрализует либеральное движение, не говоря уже о революционерах”. Реальный факт состоял в том, что на протяжении столетий русское крестьянство действительно часто являлось массовой социальной опорой монархии в том смысле, что считало ее единственной приемлемой формой правления, поскольку только она обеспечивала определенную защиту крестьян от произвола чиновников и помещиков. Вера русского крестьянина в царя, его царистские иллюзии были особенно сильны. И объяснялось это историей страны, крайне суровыми условиями ее государственного выживания. Крестьянство отличалось повышенным чувством патриотизма, воплощенном в идее преданности православному царю, так как оно больше всего страдало от бесчисленных военных вторжений. Царь олицетворял в глазах крестьян единство и мощь страны, то есть на практике осуществлял формулу – “царь и народ”. Как известно, русский крестьянин на протяжении своей истории восставал множество раз. Но при этом он не восставал против монархии как таковой, а лишь против “плохого” неприродного царя, против помещиков и местной администрации, за “хорошего”, “доброго” природного крестьянского царя. На этом и зиждется расчет царизма на крестьянство в начале XX в. Эта спекуляция на крестьянском монархизме означала ставку на все крестьянство, а отсюда следовало, что правительство должно было предложить ему такой аграрный законопроект, который выглядел бы как крестьянский, созданный в интересах всех крестьян. Такое впечатление первоначально и создали для крестьянства законы Столыпина, но постепенно эти иллюзии стали исчезать. Им необходим был закон, направленный против помещичьего землевладения, потому что для крестьян отобрать помещичьи земли означало справедливо решить аграрный вопрос, а этого как раз и не происходило. Поэтому ставка на крестьянство не оправдалась в силу усилившейся неоднородности самого крестьянства – социальная поляризация разделила крестьян на различные социальные слои, часто настроенные враждебно друг к другу. Столыпинский курс не состоялся в должной мере политически. Он не заставил забыть крестьянина о помещичьей земле, как рассчитывали вдохновители данного курса. Более того, даже новоиспеченный реформой кулак, получая общинную землю в собственность, держал в уме и помещичью, как и остальные крестьяне. К тому же он становился все более заметным экономическим конкурентом помещика на хлебном рынке, а порой и политическим, прежде всего в земстве. В то же время новая популяция кулаков и прочих “сильных хозяев”, о которых мечтал Столыпин, была недостаточно многочисленна, чтобы стать новой массовой опорой царизму, составляя 4–5 % сельского населения. Хотя эта политика оказалась в интересах наиболее работоспособной, удачливой, “пробивной” части крестьян, она не могла решить аграрную проблему в целом. Огромную массу крестьян, в основном середняков и бедняков, не удовлетворяли итоги реформ. Они нанимались в батраки, переселялись в города, где работали подсобными рабочими, или уезжали в осваиваемые регионы страны. Соответственно, эта часть крестьянства также не могла стать опорой царизма, а даже наоборот в конце концов оказалась весьма восприимчивой к пропаганде революционных идей.

Экономика дефицита
После Сталина и Хрущева правящая бюрократия не желала ни репрессий, ни реорганизаций. Но она не собиралась и демонтировать социализм. Это обусловило консерватизм правления Л.И. Брежнева, Ю.В. Андропова (1914–1984), К.У. Черненко (1911–1985). Хрущёвские новшества были ликвидированы, промышленные и сельские обкомы и райкомы слиты, совнар ...

Связи древнерусского государства с Западной Европой
С VIII века завязываются особенно энергичные сношения с арабами, точнее с теми народами Востока, которые вошли в состав Арабского Калифата. Этот "арабский" период торговли продолжался приблизительно до X в. В IX веке параллельно с "арабской" торговлей заметно оживляется торговля Руси с Византией сначала с Корсунем, п ...

Монгольское государство
Создание Монгольского государства связано с именем Чингизхана. Чингиз-хан заключил союз с породненным другом (андой) отца – Тогорилом (Ван-ханом), влиятельным вождем племени кэрэитов, а также побратался с бытыром Джамухой из рода джаджиратов. Опираясь на этот союз, он сумел собрать бывших подданных своего отца и разбить сильное племя мэ ...