Обострение гражданской войны и репрессии против меньшевиков
Страница 3

Учебные материалы » Меньшевики в годы гражданской войны » Обострение гражданской войны и репрессии против меньшевиков

После арестов второй половины 1922 г. РСДРП как общероссийская организация фактически перестала существовать. Даже в губернских центрах число членов партии исчислялось единицами. Уцелевшие организации партийной работы не вели, ограничиваясь редкими и узкими по составу конспиративными совещаниями.

Большие потери понесли и центральные органы партии: летом 1920 г. за границу выехали Мартов и Р.Абрамович, в конце января 1922 г. из страны был выслан Дан. Более трети состава ЦК, избранного в мае 1918 г., по тем или иным причинам порвали с партией. В 1919 – 1922 гг. о своем выходе из ее рядов объявили Л.М.Хинчук, О.А.Ерманский. А.А.Трояновский, А.С.Мартынов, А.А.Плесков и другие, “Всеми силами большевистское правительство стремится разгромить нашу партию и загнать в подполье те элементы, которые остались еще вне тюрем и ссылки, – указывалось в разосланном в августе 1922 г. циркулярном письме бюро ЦК. – Полицейские условия, в которых приходится сейчас работать российской социал-демократии, напоминают худшие времена царизма . Легальные возможности сократились до минимума. Центр тяжести естественно переносится в отрасли работы, требующие особого охранения”.[21]

Переход на нелегальное положение был задним числом санкционирован совещанием местных организаций РСДРП (октябрь 1922 г.). Таким образом, в организационном отношении российская социал-демократия оказалась отброшенной на тридцать лет назад – к кружковой нелегальной работе. К концу 1923 г. на территории СССР социал-демократические организации действовали лишь в восьми городах. Последние из них были разгромлены в 1924–1925 гг., хотя бюро ЦК номинально продолжало существовать, и меньшевики время от времени напоминали о себе вплоть до конца 20-х годов.

Подводя итог своим спорам с официальным меньшевизмом, Потресов в опубликованной в Париже к десятилетию российской революции 1917 г. книге “В плену иллюзий” указал на основную причину банкротства РСДРП. Это – “пароксизм политической маниловщины, все еще принимающий большевистский эксперимент за социализм и опасающийся некоего “бонапартоподобного” переворота, словно “на стезе деспотизма после большевистского десятилетия” Должно сказать какое-либо “новое слово”.

Меньшевики, оказавшиеся за пределами России, создали гак называемую Заграничную делегацию во главе с Мартовым. С февраля 1921 г. в Берлине стал выходить “Социалистический вестник”, ставший вскоре центральным органом партии. Разрыв с российским рабочим движением и невозможность влиять на события внутри страны все больше сказывались на положении Заграничной делегации и характере “Социалистического вестника”.

В самой заграничной организации после смерти Мартова в 1923 г. возобладал дух нетерпимости к инакомыслию. Она все более походила на командный пункт разбитой армии. Приход к власти фашистов в Германии вынудил русских социал-демократов перебазироваться во Францию, а с началом Второй мировой войны – в США. Сохранившиеся в некоторых городах Европы и США группы РСДРП утратили политический характер.[22]

Страницы: 1 2 3 

Выводы
В первой главе была рассмотрена динамика советско-китайских отношений в 1945-1989 гг. Причины советско-китайского сближения в 1945-1953 гг.: 1) Китай нуждался в помощи в борьбе против Японии, а советско-китайское сближение способствовало предотвращению японской агрессии; 2) СССР нуждался в укреплении советско-китайской границы; 3) С ...

Примечания
[i] Со шпагой и факелом: Дворцовые перевороты в России. 1725 – 1825 / Сост. М. А. Бойцов. М., 1991. [ii] Корф М. А. Брауншвейгское семейство. М., 1992. С. 17. [iii] Там же. 19. [iv] Там же. [v] Империя после Петра (1725 – 1765). М., 1989. [vi] Ключевский В. О. Курс Русской истории. М., 1990. [vii] Империя после Петра (1725 – 1765) ...

Рост феодального сепаратизма.
Фактическое превращение пожалованных ленных владений, в наследственные, ослабило зависимость турецких феодалов от центральной власти султана. Постепенно местные эмиры и паши стали признавать власть султана лишь номинально. Правители Балканских провинций превратились в самостоятельных князьков. Некоторые из них даже чеканили свою монету. ...