Заключение

По мнению М. А. Бойцова, перевороты XVIII века – такая же характерная черта российского абсолютизма этого времени, как, скажем, фаворитизм. По сути своей это различные проявления одной и той же модели управления обществом, одной концепции власти (пусть даже эту концепцию никто из современников осознанно не формулировал), одного типа политической культуры. В основе всех этих по видимости разнородных явлений лежит одно и то же – недостаток публично-правового начала в политической жизни России, ибо петровские реформы после многих экспериментов привели к созданию ряда государственных учреждений, но отнюдь не четко действующего механизма государственной власти.[xviii]

Важно отметить небезынтересный факт: преемниками Петра I, царствовавшими до 1762 года (за исключением разве что его дочери Елизаветы I), оказались слабовольные и малообразованные люди, проявлявшие подчас больше заботы о личных удовольствиях, чем о делах государства. Надо сказать, что это имело вполне объективные причины: в этот период монарха “выбирала” та или иная группировка, и ей было выгодно, чтобы этот монарх не представлял собой цельной личности и был послушной марионеткой в их руках.

По сути, весь

XVIII век представляет собой период борьбы между абсолютизмом и его ограничением.

Однако, как можно заметить, победу одержал все-таки абсолютизм. Российский абсолютизм не развивался в сторону последовательного наращивания латентных ограничений власти до степени трансформации их в ограничения политические, как это было свойственно западноевропейскому абсолютизму.

А. Л. Янов отмечает: "Россия выработала тип политического развития, сочетающий радикальное изменение институциональной структуры с сохранением основных параметров несущей политической конструкции".[xix] По мнению Ю. В. Костина, “в нашей стране, в отличие от Запада, традиционно сложилось иное представление о задачах и возможностях государственной власти, иное правопонимание. Связано это было во многом с тем фактом, что Русское государство на протяжении многих веков было единственным гарантом выживания нации и главным инструментом создания империи. Поэтому гипертрофированная государственность, окруженная ореолом святости, требующая от человека слепого и безоговорочного подчинения власти, выполнения любого приказа, являлась особенностью российского политического развития. В системе отношений такого рода праву просто не оставалось места. Вместе с тем, несомненно и то, что в той или иной форме представления о необходимости ограничения великокняжеской, царской, императорской власти существовали всегда, но они не могли получить широкого распространения, стать элементом массового общественного сознания”.[xx]

Белобородовы
Тульский I гильдии купец Иван Сергеевич Белобородов был одним из самых известных общественных деятелей своего времени. По ходатайству Крапивенского городского общества император утвердил Ивана Сергеевича почетным гражданином города Крапивны 14 октября 1866 года. Этим же обществом 9 ноября 1871 года он был избран членом попечительского ...

II съезд РСДРП
II съезд РСДРП, проходивший 17 (30) июля — 10 (23) ав­густа 1903 г. в Брюсселе, затем в Лондоне, завершил процесс создания пролетарской партии, вооруженной теоретическим видением целей и задач —Программой, имеющей выработан­ные организационные принципы" – Устав. Первая программа РСДРП, состоявшая из двух частей — программы - макси ...

Свержение самодержавия
27 февраля стал переломным днем в революционных событиях ранней весны 1917 г. Решимость и последовательность выступлений рабочих, их твердость перед угрозой расстрелов и репрессий не могли не поколебать уверенности солдат Петроградского гарнизона в правильности отдаваемых им приказов и не вызвать сочувствия к требованиям народа. Расквар ...