Политика и стратегия европейских монархических держав

Учебные материалы » Крымская война ее итоги и последствия » Политика и стратегия европейских монархических держав

Сточный вопрос всегда волновал европейские монархии, которые статрались держать руку на пульсе восточных событий. Борьба европейских монархий с революцией лишь на время отвлекла их от восточных дел. Задушив совместны ми усилиями революцию 1848—1849 гг., державы Священного союза вновь обратились к восточному вопросу, и сразу бывшие союзники стали друг для друга врагами.

Русский царизм, сыгравший в подавлении революции немалую роль, хотел и на Востоке преуспеть больше всех. Выступая против Турции, он надеялся на договоренность с Англией, правительство которой с 1852 г. возглавлял личный друг Николая I Д. Эбердин, и на изоля­цию Франции, где в том же 1852 г. провозгласил себя им­ператором Наполеон III — племянник Наполеона I (во вся­ком случае, Николай был уверен, что с Англией Франция на сближение не пойдет, ибо племянник никогда не простит англичанам заточения своего дяди). Далее царизм рас­считывал на лояльность Пруссии, где королевствовал брат жены Николая Фридрих-Вильгельм IV, привыкший пови­новаться своему могущественному зятю, я на признатель­ность Австрии, которая с 1849 г. была обязана России своим спасением от революции.

Все эти расчеты оказались битыми. Англия и Франция объединились и вместе выступили против России, а Прус­сия и Австрия предпочли враждебный к России нейтралитет.

Крах внешнеполитических расчетов царизма накануне Крымской войны во многом объяснялся личными качествами царя и его министра. Николай I решал дипломати­ческие задачи самонадеянно и опрометчиво, а предостеречь и отрезвить его было некому. Его министром иностранных дел бессменно был граф Карл Васильевич Нессельроде—человек без роду и племени. Главное, это был человек без собственного лица. Весь смысл своей жизни и деятельности он видел в том, чтобы угадывать, куда склоняется воля царя, и спешно забегать вперед в требуемом направлении. Зато он и просидел в кресле

министра иностранных дел последние 10 лет царствования Александра I и все 30 лет царствования Николая I. Разумеется, такой министр не мог ни подсказать царю свое, ни исправить царское решение.

Царизм не разобрался в хитросплетениях европейской политики. Но главное было не в этом. Главное заключалось в том, что ни царю, ни его дипломатам и генералам недоступно было понимание тех экономических сдвигов, которые произошли в Европе за 30—40-е годы. Все это время не только в Англии, но и во Франции, и даже в Австрии и Пруссии капитализм неуклонно шел вперед и, усиливая экономический потенциал держав, развивал их аппетиты к новым рынкам, источникам сырья, сферам влияния. При таких условиях западные державы, которые охотно сотрудничали с царизмом политически в борьбе с революцией, не хотели ни сотрудничать с ним, ни, тем более, понести ущерб от него в дележе рынков. Наоборот, растущая активность царизма в районах, где они сами надеялись поживиться, усиливала их противодействие России.

Основные положения крестьянской реформы.
19 февраля 1861 г. Александр II подписал манифест «О даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта», а также «Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Согласно этим документам крестьяне, ранее принадлежавшие помещикам, были объявлены юридически свободными и получали о ...

Расправа
В 1560 г. (еще до смерти Анастасии) Иван сослал Сильвестра в северный Соловецкий монастырь. Там протопоп принял монашество. Царь гордился, что не казнил «попа-невежу» и не тронул его сына, а просто прогнал их с глаз долой. Потом опалу наложили на Адашевых. Алексея и Данилу отослали воеводами на Ливонскую войну. Но вслед им уже спешили ...

Развитие советско-американских отношений в эпоху правления Хрущева
Начиная с 1957 г., когда Советский Союз завершил работу по созданию межконтинентальных ракет, осуществил запуск первых спутников, тем самым, обогнав Соединенные Штаты Америки (лишь на время и то только в области баллистики), оптимизм Хрущева получил новый импульс. Советское руководитель мог теперь позволить себе бравировать угрозой масс ...