Заключение

Идея социалистической демократии имеет превосходства и недостатки, сильные и слабые стороны. В противоположность безоглядному политическому оптимизму, особенно ярко проявившемуся, к примеру, в СССР во второй половине 80-х годов, когда казалось, что социалистическая демократия есть нечто высшее и окончательное, что стоит только ее достигнуть и все остальное приложится, следует признать, что демократия не путь, а “распутье”, не достигнутая цель, а только лишь “промежуточный пункт”. Это - “опушка леса с неизвестно куда расходящимися тропинками”. “Мы надеемся, что прямой путь еще не утерян; но в то же время видим, что уводящие в сторону перекрестные пути таят в себе великие соблазны”.

Своими широчайшими возможностями и перспективами демократия как будто бы вызвала ожидания, которые она не в силах удовлетворить. А своим духом терпимости и приятия всех мнений она открыла простор в том числе и для направлений, стремящихся ее уничтожить. Другой она быть не может, ибо это - ее природа, ее преимущество. Но этим она могла удовлетворить лишь некоторых, но никак не всех. У людей всегда остается потребность продолжать совершенствование до бесконечности призрачного абсолютного идеала и никакой политической системой их не удовлетворить. Поэтому вопрос о том, может ли демократия смениться другими формами имеет ясный ответ: это случалось ранее, происходит сейчас и, в принципе, может произойти в будущем.

Демократия всегда есть “распутье”, так как она есть система свободы, система релятивизма, для которого нет ничего абсолютного. Демократия есть пустое пространство (“опушка”), в котором могут развиваться самые разнообразные политические стремления (“тропинки”). Проявляемое недовольство демократией в принципе можно трактовать, как усталость людей от неопределенности, желание выбрать конкретный манящий путь, “тропинку” развития. Однако трудно дать однозначный ответ на вопрос “а не вернемся ли мы в конце концов снова на опушку?”. На данный момент мы более всего склонны соглашаться с известным высказыванием Черчилля: “демократия - плохая форма правления, однако ничего лучшего человечество пока не придумало”.

[1] Спиридович А. И. Великая война и Февральская революция, 1914–1917 гг. Нью-Йорк, 1960.

[2] Протоколы второго съезда Заграничной лиги и “комментарии” к ним. М., 1934. .

[3] Бернштейн Эд. Классы и классовая борьба. М„ 1906.

[4] Маклаков В. Некоторые дополнения к воспоминаниям Пуришкевича и кн. Юсупова об убийстве Распутина // Современные записки. Париж, 1928.

[5] Нольде Б. Э. В. Д. Набоков в 1917 г. // Архив русской революции. Берлин, 1922.

[6] Плеханов Г. В. Социализм и политическая борьба. М., 1959.

[7] Нольде Б. Э. Из истории русской катастрофы // Современные записки. Париж, 1927.

[8] Аврех А. Я. Раскол фракции октябристов в IV Думе // История СССР. 1978. № 4.

[9] Черкезон В. Раскол среди социалистов-государственников: Доклад Парижскому анархическому конгрессу Лондон, 1902.

[10] Аврех А. Я. Раскол фракции октябристов в IV Думе // История СССР. 1978. № 4.

[11] Аврех А. Я. Раскол фракции октябристов в IV Думе // История СССР. 1978. № 4.

[12] Аврех А. Я. Раскол фракции октябристов в IV Думе // История СССР. 1978. № 4.

[13] Плеханов Г. В. Социализм и политическая борьба. М., 1959.

Кончина
В июне 1885 года, после тридцати лет службы в Московском университете, Август Юльевич Давидов вышел в отставку. В том же году, 22 декабря (по старому стилю), он скончался. Похоронен Август Юльевич Давидов на Введенском кладбище. После смерти Давидова его вдова учредила премию его имени, присуждавшуюся за выдающиеся работы в области ма ...

Страшная месть
Египтяне старались сделать могилы недоступными для живых - заваливали входы в подземные усыпальницы тоннами щебня и камней, создавали ложные ходы, а настоящие тщательно маскировали, устраивали смертельные ловушки. Надписи на гробницах грозили любопытным страшной гибелью и лишением загробной жизни - «тела их не дождутся упокоения, кары п ...

Консерваторы, либералы и радикалы второй четверти XIX в.
Поражение декабристов и усиление полицейско-репрессивной политики правительства не привели к спаду общественного движения. Напротив, оно еще более оживилось. Центрами развития общественной мысли стали различные петербургские и московские салоны (домашние собрания единомышленников), кружки офицеров и чиновников, высшие учебные заведения ...