Претензии на абсолютизм Брайншвейгского семейства. Правление Елизаветы Петровны
Страница 1

Учебные материалы » Установление абсолютизма в России » Претензии на абсолютизм Брайншвейгского семейства. Правление Елизаветы Петровны

С момента вступления Анны Иоановны на престол ее беспокоил вопрос о престолонаследии, ибо императрица была бездетна. Незадолго до кончины она объявила наследником престола младенца Иоанна Антоновича – своего внучатого племянника, сына своей племянницы Анны Леопольдовны и принца Антона Ульриха Брауншвейг-Бевернского (ребенок родился 12 августа 1740 года). Регентом при младенце-императоре становился Бирон (Анна Иоанновна была невысокого мнения о государственных способностях своей племянницы и ее супруга), и, по мнению, это был смертный приговор всесильному временщику (и, между прочим, была права).

В октябре 1740 года императрица умерла. Младенец Иоанн был объявлен императором Иоанном VI (Иоанном Антоновичем), а всесильный приближенный Анны Иоанновны Бирон – регентом.

Российское общество высказывало недовольство таким возвышением ненавистного фаворита, и поэтому Бирон действовал не только. Интересно, что принц Брауншвейгский, несмотря на все свое скудоумие, желал править Россией. Анна Леопольдовна, хотя и не любила мужа, в одном с ним была согласна: Бирон им мешает. Брауншвейгское семейство претендовало на абсолютизм.

Надо сказать, что отношения Антона Ульриха и Анны Леопольдовны с Бироном никогда не были дружественными или хотя бы уважительными. В одном из пунктов завещания императрицы было сказано, чтобы герцог-регент обходился с ее племянницей Анной и ее супругом Ульрихом почтительно и сообразно с их положением и званием; но герцог, по свидетельству Миниха, “поступал совершенно напротив: он обращался с ними высокомерно, постоянно осыпал угрозами”.[viii] Миних пишет, что видел сам, “как принцесса трепетала, когда он входил к ней”.[ix] Сановники, недовольные еще большим возвышением Бирона, внушили Анне Леопольдовне, что он, и так стоивший России миллионы в бытность обер-камергером, теперь, став регентом на шестнадцать лет, “вытянет из России, по крайней мере, еще шестнадцать миллионов, если не более”.[x]

Так как другим пунктом того же завещания герцог и министры были уполномочены по достижении молодым принцем Иоанном семнадцатилетнего возраста испытать его способности и обсудить, в состоянии ли он управлять государством, то “никто не сомневался, что герцог найдет средство представить молодого принца слабоумным и, пользуясь своей властью, возведет на престол сына своего принца Петра”. [xi]

Неудивительно, что супруги желали любой ценой избавиться от диктата регента. Когда ничего не получилось у Антона Ульриха, за дело взялась Анна Леопольдовна. Она составила заговор с фельдмаршалом Бурхардом Кристофом Минихом, и тот арестовал Бирона со всей его семьей. Бирона отправили в Сибирь, в далекий северный городок Пелым, где по чертежам Миниха построили для бывшего регента специальный дом-тюрьму. Осуждены были и его братья, зять, а также кабинет-министр А. П. Бесстужев-Рюмин, правая рука и креатура Бирона. В вину им поставили то, что они, зная о “зломышленных предначинаниях” и “коварстве” регента, не донесли на него.[xii]

Однако Брауншвейгское семейство теготил и Миних. Избавившись от Бирона, они не желали терпеть указания фельдмаршала. Посол Франции в России де ля Шетарди отмечал, что “высокомерие фельдмаршала графа Миниха, без сомнения, начало… отдалять от него принца Брауншвейгского”.[xiii]

Миних три раза просил отставки, и, наконец, однажды утром сообщили, что граф Миних в виду его преклонных лет (хотя ему было только 56) и расстроенного здоровья отставляется от всех своих должностей, согласно выраженному им желанию. Таким образом, Миних, избавив августейшее семейство от регента, сам вскоре отправился по его стопам.

Впрочем, Анна Леопольдовна через год сама отправилась в ссылку-заключение со всем семейством. В 1741 году на престол взошла Елизавета Петровна, дочь Петра I. Свергнутого императора-младенца Иоанна VI с братом Иваном, сестрой Екатериной и родителями Анной Леопольдовной и Антоном-Ульрихом сослали в Холмогоры. Видных деятелей прежнего царствования Б. К. Миниха, Г. И. Остермана, К. Л. Менгдена, М. Г. Головкина, Р. Г. Левенвольде, И. Темирязева, которые казались опасными новой императрице и ее окружению, и еще с десяток менее влиятельных особ, обвинив во многих преступлениях, разжаловали и сослали – кого на житье в деревни, кого в заточение, кого в отдаленные “украинские” гарнизоны.[xiv]

Страницы: 1 2

Книгоиздательская деятельность
Развитие буржуазных отношений в России во второй половине XIX века, распространение просвещения, прогресс отечественной науки оказали непосредственное и сильное влияние на положение русской печати и издательского дела. Общественное движение начала б0-х годов побудило правительство приступить к пересмотру цензурного устава, что также дол ...

Основные сооружения, построенные при участии Дмитрием Сергеевичем
Усадебный дом. Д.С. Нечаев (1742–1820) — устроитель усадьбы, предводитель данковского дворянства. Весь усадебный комплекс расположен на высоком берегу р. Дон вдоль склона глубокого оврага. На сегодняшний день сохранившиеся главный дом с двумя флигелями, водонапорная башня конструкции инженера В.Г. Шухова и парк с прудами являются памятн ...

Абсолютизм Павла I и трагическая развязка
Император Павел I был последним императором XVIII века, и судьба его окончилась последним в истории России дворцовым переворотом, причем по причине именно вопроса об ограничении императорской власти. Дело в том, что “первые распоряжения нового императора заставили всех подумать о том, как глубоко в нем ошибались", - писал Ключевск ...