Развитие Палестино-израильских отношений В 1993 – 1995 гг.. Реализация Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению в 1993 -1994гг. Соглашение «Газа-Иерихон»
Страница 1

Учебные материалы » Палестино-израильские отношения (1993-2000 гг.) » Развитие Палестино-израильских отношений В 1993 – 1995 гг.. Реализация Декларации принципов о временных мерах по самоуправлению в 1993 -1994гг. Соглашение «Газа-Иерихон»

В июле 1992 года к власти в Израиле пришла партия «Авода» во главе с Ицхаком Рабином и Шимоном Пересом. Первый из них во второй раз стал премьер-министром Государства Израиль (1992 – 1995), Перес же возглавил внешнеполитическое ведомство.

После 14 раундов изнурительных конфиденциальных переговоров в Осло 13 сентября 1993 года в Вашингтоне был подписан документ исторической важности палестино-израильская Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению. Декларация принципов призвана была стать первым шагом на пути к мирному решению палестинской проблемы – ключевого элемента ближневосточного урегулирования. В Декларации принципов израильтяне и палестинцы пошли на значительные уступки друг другу. Она создала первые органы практического взаимодействия арабов-палестинцев и израильтян.[1] Достигнутое в Осло соглашение сделало возможным мирный процесс и создало основу для дальнейшего развития палестино-израильских отношений. Предусмотренное этим соглашением самоуправление и план вывода израильских войск с оккупированных территорий обеспечивали предпосылки для обретения палестинцами в будущем государственности. С точки зрения Арафата, самоуправление было жизненно необходимо для будущего Палестины как национального государства.[2]

Вместе с тем, особенностью палестино-израильского диалога стала идея отложенного статуса, которая сыграла неоднозначную роль в урегулировании. С одной стороны, установление сроков для окончательного решения проблемы (пять лет) давало перспективу переговорам. С другой стороны, главные противоречия между сторонами были сконцентрированы вокруг окончательного статуса, и отсутствие предварительных договоренностей о том, каким будет окончательный статус, углубляло недоверие между ними и неудовлетворенность достигнутыми результатами.

Генеральная Ассамблея ООН осенью 1993 года поддержала Декларацию принципов. Следует отметить, что третьи стороны часто используют внепереговорные инструменты для содействия мирному процессу. Среди этих инструментов и механизм оказания материальной помощи на реализацию договоренностей, достигаемых в ходе переговоров. Так, 1 октября 1993 года в Вашингтоне была проведена международная конференция на уровне министров иностранных дел и финансов, на которой были согласованы подходы в вопросе об оказании международной донорской помощи формирующимся структурам палестинской национальной автономии в размере 600 млн долларов на первый год и более 2 млрд долларов в предстоящие пять лет.[3] Было решено создать Временный координационный комитет в составе РФ и США, как коспонсоров, а также ЕС, Японии и Норвегии, Израиля, Иордании, Египта, Саудовской Аравии и палестинцев.[4] Такого рода действия также играли и играют стабилизирующую роль в отношении мирного процесса.

Арафат возлагал огромные надежды на помощь мирового сообщества: «Сейчас многое зависит от международного сообщества. Свою часть дела мы сделали, предприняв трудный и смелый шаг. Теперь мир должен поддержать, вернее, отстоять это начинание. Он должен позволить нам пойти вперед, поддержать нас морально, политически и экономически».[5] Следует отметить, что беспокойство Арафата было не только экономического свойства. После подписания соглашения внутренняя оппозиция перешла от тихого недовольства к открытой критике. Она обвиняла лидера ООП в том, что он подписал «хрупкий и шаткий мир».[6]

Однако в Израиле также было не все спокойно. К привычной и открытой критике Ликуда и некоторых религиозных партий добавились высказывания президента Эзера Вейцмана и протесты некоторых военных кругов, опасавшихся за безопасность страны. Особо тревожные вести поступали с оккупированных территорий, где отдельные группы израильских поселенцев пришли в состояние сильного возбуждения и считали Рабина и Переса «предателями».[7]

Несмотря на все Рабин, Перес и Арафат понимали, что отойти от соглашения было невозможно, так как это означало конец их политической карьеры и отказ от всякой перспективы мирного сосуществования для их народов, идти же вперед можно было лишь при расширении согласия и поддержки. Для их обретения Арафат должен был действовать быстро и доказать на фактах жизненную важность соглашения. Рабин и Перес вынуждены были поступать крайне осторожно в выполнении своих обязательств. Таким образом, обе стороны были заинтересованы друг в друге, но их интересы не совпадали, что не замедлило выясниться с первых же встреч комиссий, уполномоченных разработать мероприятия по реализации Декларации принципов. Передача власти Палестинской национальной администрации (ПНА) по отдельным вопросам гражданского управления происходило крайне медленно, с различными отсрочками и отставаниями, а передислокация израильских войск из Газы и Иерихона в целях предоставления возможности новым силам палестинской полиции приступить к своим обязанностям, которая на основе Декларации принципов должна была произойти до 13 декабря 1993 года, откладывается на более поздний срок.[8]

Страницы: 1 2 3 4

Эскалация кризиса
200 8 год В конце апреля над Абхазией уже был сбит беспилотный самолет-разведчик, залетевший с территории Грузии. Как сообщили в министерстве обороны непризнанной республики, летательный аппарат был сбит утром 20 апреля над населенным пунктом Гагида Очамчирского района. Этот инцидент вызвал серьезный международный скандал. Грузия обви ...

Архивы приказа Тайных дел
Необходимо остановиться на архивных материалах еще одного приказа по его особому положению и значению в системе приказов, а именно приказа Тайных дел. Оправившееся после крестьянской войны и иностранной интервенции начала XVII в. московское самодержавие начали с половины XVII в. опять потрясать новые войны с Польшей и Швецией и народны ...

Правительство и система образования
В первой половине XIX в. политика правительства в области образования была противоречивой. С одной стороны, оно пыталось установить жесткий контроль за системой просвещения, сохранить замкнутую сословную систему образования, оставить его привилегией господствующего класса. С другой стороны, потребность страны в чиновниках, технических и ...