Партийная номенклатура.

Сущность дискуссий 1920-х годов проще понять в связи с процессом бюрократизации советского общества и образования его нового правящего слоя - номенклатуры. Термин «номенклатура» обозначал список важных постов и должностей, кандидатуры на которые рассматривались и утверждались партийными комитетами. Одновременно этот термин распространялся на людей, которые занимали эти посты. Номенклатура явилась «становым хребтом» партийно-советской государственности. В партийном аппарате сложился механизм назначений и перемещений в противовес принципу выборности кадров. Особенно широко этот механизм, как инструмент проведения партийной политики, стал использоваться с того времени, как генеральным секретарём партии стал И. В. Сталин, избранный на этот пост на Пленуме ЦК 3 апреля 1922 г. Учреждение поста Генерального секретаря никоим образом не означало, что в партии хотели создать самый высший пост. Генеральному секретарю отводились просто координаторские функции, и от него ждали, что в результате его деятельности будет улучшено согласование работы различных звеньев аппарата.

Сталин в то время не принадлежал к числу самых известных большевистских лидеров и нигде ярко не проявил себя, в качестве вождя революции и гражданской войны его возвеличила позднейшая традиция. Самым убедительным доказательством политической и интеллектуальной недооценки Сталина является то, что Зиновьев и Каменев оставили практически без внимания пожелания Ленина в январе 1923 г. о перемещении Сталина с поста Генерального секретаря. В раскладе политической борьбы Сталин чаще всего лавировал, выжидал, чья точка зрения будет решающей, кто окажется победителем. Как авторитарная личность, он тяготел к администрированию, к закулисным маневрам и интригам. В отличие от многих вождей Сталин не чурался секретарской работы и, безусловно, оказался в струе в связи с бюрократизацией партийного и советского аппарата. Сталин понимал, к чему может привести возрастание роли аппарата. Он признал прежние российские основы иерархического его построения и именно в этом видел основное направление исторического развитие страны. Возглавив партийный аппарат, Сталин выступил в роли теоретика и создателя номенклатуры.

Номенклатура, в сущности, представляла собой верхний слой партийно-советской бюрократии, с тенденцией превращения в связанную круговой порукой замкнутую касту, существование которой было скрыто от рядовых коммунистов и остального общества. Партийные съезды, съезды Советов и т.п. превратились в массовые сборища номенклатуры. Номенклатура была не заинтересована в широком обсуждении вопросов, для неё важнее были чёткие указания и директивы. Всякие дискуссии и рассуждения рассматривались как мешающая делу болтовня. Разгром «навязанных» партии дискуссий тщательно готовился в недрах аппарата. С этой точки зрения и необходимо рассматривать политическую борьбу на съездах и конференциях 1920-х годов, которые были, по сути, столкновением старой большевистской политической элиты с нарождающимся «новым классом», состоявшим в то время из людей, чей облик сформировался в годы революции и гражданской войны.

Нетрадиционные школы древнекитайской мысли
Если моизм и легизм, при всем их несходстве с конфуцианством, были социально-политическими доктринами и в духе классической древнекитайской традиции стремились создать разумно организованное общество и эффективное централизованное государство, то некоторые другие течения мысли в Китае IV—III вв. до н.э. шли вразрез с этой традицией в пр ...

Реакционно - монархические партии. Русский монархический союз.
Русская монархическая партия возникла в 1905г. вокруг редакции газеты «Московские ведомости» по инициативе редактора-издателя В.А. Грингмута. Партия занимала правый фланг консервативного движения, выступала за сохранение неограниченной самодержавной власти и господствующего положения русского народа. Программа партии первоначально полно ...

Историческое событие
Было время, когда история утверждала себя как наука, обладающая специфическими предметом и процедурой познания, и вопросы об истинности исторических фактов историкам даже не приходили в голову. «В ту пору историки питали ребяческое и благоговейное почтение к «фактам». Они жили наивным и трогательным убеждением, что ученый – это человек, ...