Введение
Страница 1

Каждый народ имеет свою культуру. Культура – это живой развивающийся организм. У каждой культуры – своя судьба, своя логика развития, свое представление о должном и недолжном, свой идеал святости. Уникальность культуре придает ее душа. «Гештальт» - это прасимвол, «душа» каждой культуры (по определению Освальда Шпенглера). Именно он определяет весь строй, всю ткань культуры. Пока она молода, все ее аспекты подчиняются гештальту. Развиваясь, культура стареет, жизненной энергии становится все меньше и душа умирает. Умирая, народ уносит с собой душу и изучить, познать ее становится невозможным. Изучение умершей культуры – это изучение лишь ее формы, но не духа. В связи с этим для меня представляет глубокий интерес история еврейского народа, длящаяся вот уже четыре тысячи лет. В чем его исключительность, особость, какова его роль в истории человечества. Мир привык относиться к евреям, как к нации, которая имела в древности свое государство и оставила свою летопись в виде Библии; ушла сглаз людских на многие столетия; вновь возникла лишь для того, чтобы угодить в нацистскую бойню; и, наконец, создала свое государство, противоречивое и осажденное. Однако все это лишь самые яркие эпизоды. На самом деле история евреев гораздо глубже и многогранней. Я в своей работе исследую только древний этап их истории. Евреи идентифицировали себя ранее, чем почти все существующие на сегодня народы. Они сохранили ее среди ужасающих бедствий вплоть до настоящего времени. Откуда эта невероятная стойкость? В чем сила всепоглощающей идеи, вдохновляющей евреев и обеспечившей их однородность? Коренится она в их природной устойчивости или в их умении приспосабливаться, а может быть в сочетании того и другого?

Евреи внедрились во многие общества. Изучать историю евреев – почти все равно что изучать всемирную историю, но при этом рассматривает ее под специфическим углом зрения. Это будет всемирная история глазами просвещенной и понимающей жертвы. Поэтому попытка охватить историю глазами евреев равносильна к какой-то мере самопознанию. На это обратил внимание Дитрих Бонхоффер, когда находился в нацистской тюрьме. «Мы научились,- писал он в 1942 г., - видеть великие события всемирной истории как бы снизу, с позиции тех, кто был отвергнут, находился под подозрением, подвергался дурному обращению, был безвластен, угнетен и презираем, короче, тех, кто страдал»¹. И опыт этого видения он счел бесценным.

Пытаясь понять этот народ, его стойкость и исключительность, я столкнулась с другой важной, касающейся и меня лично проблемой, с важным вопросом – для чего живет человечество? Есть ли у него великое предназначение или его история в моральном плане не ушла далеко от истории муравьев? Ни один народ в мире не стоял так твердо, как евреи, на том, что у истории есть цель, а у человечества – судьба. Еще в самом начале своего коллективного бытия они верили, что ими найден заданный свыше путь рода человеческого, поводырем для коего должно послужить их общество. Причем роль свою они проработали удивительно подробно и героически держались за нее перед лицом неимоверных страданий. Многие из них веруют в нее до сих пор. У других она трансформировалась в нечто подобное желанию Прометея даровать людям прогресс силами и средствами самих людей. Взгляд евреев стал прообразом многих великих мечтаний человечества, преисполненных надежд и на Провидение и на Человека. Поэтому евреи оказались в самом центре вечной, неиссякающей попытки дать человеческой жизни достоинство цели.

Целью своей работы я ставлю определить истоки и сущность объединяющей евреев на протяжении тысячелетий идеи, которая позволила им сохранить свою самоидентичность и сыграть значительную роль в истории всего человечества.

Страницы: 1 2 3

Влияние крепостного права на народное хозяйство
Развитие народного хозяйства задерживалось географическим распределением земледельческого труда. Земледельческое население с особой силой сгущалось в центральных областях, на менее плодородной почве, сгоняемое внешними врагами с южнорусского черноземья. Таким образом, народное хозяйство в продолжение веков страдало несоответствием пусто ...

Заключение.
В XVII и особенно в XVIII в. Османская империя, находилась в состоянии глубочайшего внутреннего кризиса. Изменение характера военно-ленного землевладения, резкое усиление эксплуатации крестьянства определили застой и упадок производительных сил страны. Разоряемая, неограниченными поборами крестьянство, иной раз было лишено возможности о ...

Активизация политической жизни и рост независимых настроений на западно-украинских землях
Активизация политической жизни и рост независимых настроений на западно-украинских землях: борьба за автономию Восточной Украины; вечевое движение; пространство Галичины и Буковины как арена политической деятельности политэмигрантов из Надднепрянщины. В конце ХIX века надежды многих образованных украинцев в Галичине сосредоточились н ...