“Просвещенная императрица Екатерина II”
Страница 1

Учебные материалы » Установление абсолютизма в России » “Просвещенная императрица Екатерина II”

Как и Елизавета, Екатерина II также достаточно мудро вела себя в отношении дворянства, о чем свидетельствует ее “Жалованная гламота”. Если кто и выступал открыто за ограничение самодержавия, так только сама “просвещенная” монархиня, в своих сочинениях писавшая о необходимости совета с народом и т. п. Впрочем, дальше разговоров дело не пошло, хотя комиссия из разных сословий и была создана для обсуждения этого вопроса.

Однако нельзя не заметить, что среди крупных вельмож были сильны оппозиционные настроения. Они жаждали олигархии; типичным примером является позиция князя Щербатова, выступавшего против самодержавного правления императрицы.

Михаил Михайлович Щербатов в своих сочинениях он приводит различные исторические примеры, в которых осуждает монархов за притеснение аристократии. По поводу правления Екатерины его заметки содержат немало выпадов, порой довольно элегантных. Например, М. М. Щербатов высмеивал целый ряд начинаний императрицы, в частности, отмену смертной казни, говоря, что у нас отменен легкий вид смертной казни, состоящий в повешении или обезглавливании, а самый тяжкий – засечение – оставлен. Впрочем, это было верно.

Однако выступать против императрицы было опасно. Екатерину II всегда чрезвычайно заботила защита престола от любых посягательств. В ее царствование раскрывалось множество заговоров – в пользу Иоанна Антоновича, цесареивча Павла Петровича, различных лжепетров и т. д. Чаще всего заговоры бывали ложными – дело ограничивалось неосторожными разговорами. Но тем не менее по каждому такому случаю Екатерина непременно начинала следствие и, как правило, сама принимала в нем участие.

Жестоко расправилась Екатерина с публицистом Н. И. Новиковым, развенчивавшем миф о “просвещенной монархине”, высмеивавшего страсть императрицы к фаворитам, разорявшим казну. Конечно, публицистическая деятельность Новикова в немалой степени повинна в страшном повороте его судьбы. Однако только из-за реакции, наступившей в России после Великой Французской революции, он не мог стать узником Шлиссельбургской крепости. Поскольку Новиков являлся главой московских массонов, Екатерина обвинила его в принадлежности к тайным политическим обществам, хотя и была прекрасно осведомлена о полной невиновности Новикова. Как обычно, она изучила все материалы следствия, в которых не обнаружилось и намека на заговор.

Говорили, будто бы тяжесть наказания, понесенного Новиковым, была связана с политическим характером связей, существовавших между нрим и цесаревичем Павлом Петровичем. Однако это не подтвердилось. Издатель лишь снабжал великого князя книгами, которые того интересовали. Но Москва всегда отличалась пропавловскими настроениями. К тому же императрица знала, что ее сын получил предложение возглавить московскую массонскую ложу. Чтобы “как бы чего не вышло”, в назидание всем прочим, Екатерина, по-видимому, решила, жестоко расправившись с Новиковым, предотвратить такую возможность.[xv]

Опале подвергся драматург и поэт Я. Б. Княжин, а его пьеса “Вадим Новгородский” (1789) была изъята из продажи, так как в пьесе якобы имелось несколько мест, которые читатель мог истолковать в неблагоприятном для императрицы смысле (царица, кстати, даже не читала трагедию – ее фаворит Платон Зубов, не любивший Княжина, выступил толкователем пьесы, и этого оказалось достаточно для опалы писателя).

В 1772 году в Ревельском каземате умер Андрей Враль, именовали его также и Бродягиным. Этим узником был Арсений Мацеевич, знаменитый в прошлом архиепископ Ростовский, который 9 февраля 1763 года на богослужении в Ростове в присутствии всего городского духовенства при огромном стечении народа предал анафеме “похитителе церковных имуществ” (Екатерина, вернув церкви отобранных Петром III земли и крестьян, через год вновь отобрала их в казну).

Арсения арестовали и препроводили в Москву. На допросах присутствовала сама императрица. Неистовый архиепископ обратился к ней на допросе со столь неистовой речью, что Екатерина была вынуждена закрыть уши. Арсения лишили сана и заточили в монастырь, однако он не успокоился. На повторном допросе он заявил Екатерине, что ей лучше было бы не царствовать, а ограничиться регентством и т. д. Тогда Арсенрия расстригли и увезли в Ревель, где он содержался как государственный преступник. Его имени никто там не знал. Между тем Арсений в пору своего архиепископства не пользовался влиянием в церковных кругах и настоящих приверженцев не имел, то есть опасности для государства не представлял.

Страницы: 1 2

Историография “эволюции политической системы Киевской Руси с первой половины IX по 30-е годы XII века”ю Историографический обзор “созидание” политической системы Киевской Руси с первой половины IX п
Некоторые исследователи политической системы Киевской Руси – Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, Б.Д. Греков, И.Я. Фроянов и другие [17; 45; 7; 49; 14] сошлись во мнениях, с какими нельзя не согласиться, согласно которым к первой половине IX в. на необозримых пространствах Восточной Европы раскинулись поселения восточнославянских племен: поля ...

Сколько людей мечтали овладеть сокровищами египетских гробниц! Их не пугали даже леденящие душу истории о проклятии фараонов, о страшных карах, которые непременно постигнут тех, кто н
Процесс бальзамирования подробно описан в папирусах Египта. После проведения необходимых мероприятий по сохранению тела (вымачивание в рассоле, наполнение опорожненных полостей травами, пеленание бинтами, пропитанными бальзамами и ароматическими маслами) совершалась сложная, но чрезвычайно важная процедура придания покойному внешнего сх ...

Россия во второй половине ХVIII в.. Просвещенный абсолютизм Екатерины Великой
Император Петр Ш собирался 29 июня отметить день своих именин (день апостолов Петра и Павла) в Петергофе, где его должна была ожидать Екатерина. Воспользовавшись отсутствием императора в столице и испугавшись, что заговор против него раскрыт, 28 июня 1762 г. гвардейские офицеры во главе с братьями Орловыми и жена Петра Ш Екатерина совер ...