Внутренняя политика в 1815-— 1819 гг.
Страница 1

Последнее десятилетие царствования Александра I принято считать временем решительного поворота к реакции, именуемой аракчеевщиной. Однако политический курс Александра I в те годы носил противоречивый характер. Примерно до 1819—1820 гг. наряду с проведением ряда реакционных мер имели место и факты "заигрывания с либерализмом": продолжали разрабатываться планы преобразований, просвещение и печать пока еще не подвергались тем суровым гонениям, какие начались позднее — в последнее пятилетие царствования Александра. В 1818—1820 гг. издаются книги К.И. Арсеньева "Российская статистика", А.П. Куницына "Право естественное", Н.И. Тургенева "Опыт теории налогов", в которых излагались просветительские идеи, а К.И. Арсеньев открыто заявлял о вреде крепостного права. В "Духе журналов" продолжали публиковаться и комментироваться тексты западноевропейских конституций.

15 ноября 1815 г. Александр I утвердил Конституцию Царства (Королевства) Польского. По этой конституции Александр I становился королем польским. Польская корона объявлялась наследственной для российских императоров, но власть их на территории Польши ограничивалась конституцией. Управление Польшей вверялось наместнику царя, каковым Александр I назначил генерала из старинного польского рода Иосифа Зайончека, возведя его в княжеское достоинство. Но фактическим наместником стал брат царя великий князь Константин Павлович, назначенный главнокомандующим польскими вооруженными силами. Высшую законодательную власть осуществлял выборный Сейм, собиравшийся на свои сессии один раз в два года на 30 дней, а между сессиями — Государственный совет, действовавший постоянно. Все государственные должности замещались только поляками и официальные акты составлялись на польском языке. Объявлялись неприкосновенность личности и жилища, свобода печати; господствующей религией являлся католицизм, но гарантировалась свобода вероисповедания и другим концессиям. Вводился равный для всех сословий суд, при независимости и несменяемости судей и с гласным судопроизводством. В составе российских вооруженных сил создавался Польский корпус под командованием наместника царя.

Польская конституция была наиболее либеральным для того времени конституционным актом в Европе. При открытии первого заседания Сейма в Варшаве 15 (27) марта 1818 г. Александр I произнес речь, в которой объявил о своем намерении ввести подобный же конституционный порядок на всей территории России: «Устройство, уже существовавшее в вашем крае, дозволило мне немедленно ввести то, которое я даровал вам, руководствуясь правилами свободных учреждений, не перестававших быть предметом моих забот и которых благодетельное влияние надеюсь я с помощью Божией распространить на все страны, Провидением попечению моему вверенные. Таким образом, вы мне подали средство явить моему отечеству то, что уже издавна я ему готовлю и чем оно воспользуется, как только начала столь важного дела достигнут надлежащей зрелости". Спустя месяц в речи при закрытии сессии Сейма

Александр заявил, что высоко ценит "независимость мнений" избранников Сейма, ибо "свободно избранные должны и рассуждать свободно". Варшавские речи Александра I, напечатанные и комментированные в русских журналах, произвели сильное впечатление на умы прогрессивных людей России, внушив им надежды на конституционные намерения царя. Н.М. Карамзин писал своему другу поэту И. И. Дмитриеву: "Варшавские речи сильно отозвались молодых сердцах. Спят и видят конституцию, судят, рядят, начинают и писать в "Сыне Отечества".

В том же году Александр I дал министру юстиции Н.Н. Новосильцеву секретное поручение подготовить "Государственную уставную грамоту" для России в духе принципов польской конституции 1815 года. К 1820 году текст Грамоты был готов и одобрен царем. В ней проводились идеи политической свободы, представительного правления и буржуазного федерализма, однако она не ограничивала самодержавной власти царя и не меняла сословную структуру общества. Был составлен высочайший манифест, долженствующий возвестить о предстоящем обнародовании этого документа, но из-за революционных событий в том году в Европе это намерение Александра I было отложено.

Страницы: 1 2

Начало Сталинградской битвы
Обстановка весны-лета 1942 года была очень сложная, военные операции имели целый ряд существенных последствий: Были израсходованы все накопленные резервы, следовательно начался кризис в вооружении Красной армии. · Вследствие неудачной Харьковской операции были созданы все условия и предпосылки для прорыва немцев к району Сталинграда. ...

 Прогресс и регресс в политическом и социально-экономическом общественном развитии.
Одна из существующих точек зрения состоит в том, что высшим и всеобщим объективным критерием общественного прогресса является развитие производительных сил, включая развитие самого человека. Она аргументируется тем, что направленность исторического процесса обусловлена ростом и совершенствованием производительных сил общества, включающи ...

Разложение армии. Падение военного могущества турок.
Экономический упадок Османской империи естественно привел к упадку ее политического и военного могущества (с середины XVII века). Сохранилась численно и утратила былые боевые качества турецкая кавалерия – синахи. Изменился характер янычарского корпуса, в свое время игравшего в турецкой армии еще более важную роль, чем синахи. Янычары п ...