Палестино-израильские отношения в 1996 – 2000. Приход к власти Б. Нетаньяху и его политика
Страница 6

Учебные материалы » Палестино-израильские отношения (1993-2000 гг.) » Палестино-израильские отношения в 1996 – 2000. Приход к власти Б. Нетаньяху и его политика

В середине 1998 г. возникло еще одно осложнение на пути мирного процесса на Ближнем Востоке: израильское руководство одобрило план создания «Большого Иерусалима», который должен был поглотить примерно одну десятую часть Западного берега. Израильские планы создания «Большого Иерусалима» способствовали постоянному росту напряженности в палестино-израильских отношениях; в резолюциях ООН четко говорилось о том, что восточный Иерусалим – это часть оккупируемых Израилем арабских территорий.[117]

Такое развитие событий не могло не привести к расколу в израильском общественном мнении: правое религиозное крыло правительства Нетаньяху выступало против сколько-нибудь существенного расширения палестинской автономии, а более либеральные деятели настаивали на выполнении ранее принятых Израилем обязательств или о публичном признании в неспособности добиться выхода из переговорного тупика и скорейшего объявления даты досрочных парламентских выборов. Президент Израиля Эзер Вейцман публично предупредил Нетаньяху о возможности социального взрыва в стране. Сам Нетаньяху сделал много заявлений о необходимости обеспечения безопасности Израиля, но своей политикой отбросил назад ближневосточное урегулирование и, следовательно, обострил до предела проблему израильской безопасности.[118]

23 октября 1998 г. Я. Арафат и Б. Нетаньяху подписали в резиденции «Уай Плантейшн», расположенной на реке Уай (штат Мэрилэнд) документ, призванный обеспечить выполнение Временного Соглашения по Западному берегу и сектору Газа от 28 сентября 1995 г. Он получил название по месту подписания «Меморандум Уай-Ривер».[119] На торжественную церемонию подписания документа был также приглашен король Иордании Хусейн, как авторитетный деятель много лет посвятивший поискам мира и безопасности в регионе. Он, чтобы присутствовать на церемонии, оставил клинику Майо, где проходил лечение от рака.

Следует отметить, что заключение этого соглашения стала непосредственным результатом политики США как коспонсора мирного процесса и президента Клинтона лично, о чем напрямую заявил король Хусейн: « Я был другом девяти президентов США. Но, если говорить о мире…никогда, при всем уважении к вашим предшественникам, я не сталкивался с человеком, который был бы так же предан делу мира, мыслил так же ясно, действовал так же целеустремленно и решительно… и мы надеемся, что вы и дальше будете работать с нами и мы добьемся еще больших успехов и опможем нашим собратьям построить лучшее будущее».[120] Однако многие политические наблюдатели указывают, что «миротворчество» американцев – фикция, так как они заинтересованы в сохранении напряженности на Ближнем Востоке и их поведение в ближневосточных переговорах характеризуется следующими чертами: во-первых, Клинтон как и его предшественники пытался сохранить видимость американской «беспристрастности» в переговорном процессе; во-вторых, США «позволяли» участникам мирного процесса определенную самостоятельность и автономность действий; в-третьих, США по-прежнему руководствовались тем, что при любом ходе переговорного процесса Израилю должны были быть обеспечены наиболее благоприятные возможности. Таким образом, в результате американской поддержки ближайший партнер США на Ближнем Востоке продолжал вести переговоры с преимущественных позиций, а нередко и с позиции силы.[121]

Подписание соглашения предваряли очень напряженные переговоры, но при непосредственном участии в этих переговорах президента США Б. Клинтона и его команды (А. Гор, С. Бергер, Р. Малли, Б. Райдел, М. Олбрайт, Д. Росс, М. Индик, А. миллер, У. Шерман, Т. Верстандиг) все же удалось достичь консенсуса. Сам Клинтон отмечает, что немаловажное значение сыграло и присутствие короля Иордании Хусейна: « Трудно переоценить то влияние, которое оказало на переговоры присутствие Хусейна. Он очень похудел, после химиотерапии у него выпали волосы, но его разум и сердце остались прежними. Он принес большую пользу, убеждая переговорщиков проявить здравый смысл, и само его присутствие сдерживало стороны, не давая им «вставать в позу» или придираться к мелочам, что часто случается в подобных ситуациях».[122]

Меморандум определял порядок дальнейшей передислокации израильских войск. Палестинской стороне передавались 13 % зоны С, в том числе 1 % - в зону А и 12 % в зону В. При этом палестинцы соглашались отвести 3 % этих территорий под «зеленые зоны» (заповедники), в которых израильская сторона сохраняла за собой общий контроль за безопасностью с целью защиты израильтян и противостояния угрозам терроризма.[123]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Дальневосточ­ное направление российской внешней политики.
Европейское дипломатическое направле­ние не создавало иллюзий быстрого успеха, а мечты о приобретении черноморских проливов излагались скорее в теоретической плоскости. На фоне этого дальневосточ­ное направление российской внешней политики стало в первые годы XX века самым привлекатель­ным. Здесь, на Дальнем Востоке, сконцентрирова­лис ...

Роль города в истории Российского государства
Сегодня, спустя более 400 лет, мало кому известно что это был за город Мангазея. А ведь когдато, на рубеже XVI и XVII веков это был мощный форпост русского освоения Сибири, известный по историческим документам как "златокипящая Мангазея", "украсно украшенная", "благословенная царская вотчина". Этот город от ...

Внутриполитическая ситуация в России к концу царствования Александра I и итоги его правления
Как это не раз бывало до и после, в награду за самоотверженную борьбу с завоевателем наш народ не только не получил облегчения своей жизни, но, напротив, власть решила, что можно еще крепче притеснять его. Уже до войны выросли прямые и косвенные налоги. Теперь же хозяйство многих районов было сильно разорено, денежная система из-за огро ...