Галицко-Волынский знатный дружинник-копейщик (ХШ в.).
Страница 5

Учебные материалы » Битва на Калке » Галицко-Волынский знатный дружинник-копейщик (ХШ в.).

Оставив суда у порогов, рати продолжили свое движение по правому берегу Днепра, навстречу идущей на лодьях из Черного моря пехоте галицких выгонцев под командованием воевод Юрия Домамерича и Держикрая Володиславича. 15 мая у устья реки Хортица, «на броде у Притолочи» все эти части соединились. Сюда же подошла и основная часть половцев, войска которых полностью состояли из конных лучников. Их колчаны для стрел изготавливались из кожи или бересты и украшались костяными пластинами. Более знатные и богатые воины имели сабли, копья с узкими бронебойными наконечниками. Такие копья, характерные для степняков, так же широко распространились и на Руси. Защитное вооружение половцев состояло из кольчуг и чешуйчатых или пластинчатых доспехов. Половецкие шлемы с личинами имели стальной каркас, покрытый железными пластинами или толстой кожей.

Итак, общая численность собравшихся на Днепре союзников составляла от 80 до 100 тысяч человек, но лишь 15—20 тысяч из них были хорошо вооруженными опытными воинами.

В это же время на противоположном берегу Днепра появились первые сторожевые посты монголов. Легкие монгольские всадники не произвели сильного впечатления на младших князей, ввязавшихся с ними в перестрелку, — бездоспешные, вооруженные только луками, саблями да арканами, выглядели они не слишком внушительно. И позже молодежь, рассказывая о них, презрительно говорила, что они еще хуже половцев. Однако опытные воины сразу заметили, что стреляют-то монголы получше половцев, да и луки их явно будут помощней.

На следующий день Мстислав Галицкий с частью дружины и половцами переправился на противоположный берег и атаковал передовой отряд монголов. Результат этого предприятия был блестящий — монголы были сразу опрокинуты и бежали в степь, Мстислав преследовал их и захватил в плен командира отряда Гемябска, пытавшегося укрыться за деревянной изгородью святилища на половецком кургане. Участь пленника была печальной, так как половцы, выпросив его у Мстислава, тут же покончили с ним.

На другой день на левый берег для разведки переправился отряд Данилы Волынского и воеводы Юрия Домамерича. Им повезло не меньше. Обнаружив небольшой монгольский отряд, они опрокинули его и захватили небольшое стадо, брошенное беглецами. По возвращении воодушевленные победой военачальники без труда убедили остальных князей переправиться через Днепр и начать наступление.

Из составленных вместе людей и судов был сооружен мост и войска начали переправу, растянувшуюся на несколько дней. Первые успехи сильно утвердили союзников в своем превосходстве. Что и говорить, собранное ими войско, по меркам ХШ века, было довольно крупным. Татары же по-прежнему особого ужаса не вызывали.

Переправа была закончена и союзники смело устремились вслед за исчезающими монголами в половецкие степи — «земли незнаемые».

Немногочисленные легковооруженные передовые отряды Субедея, сталкиваясь с авангардом союзников, отступали все дальше и дальше, порою оставляя пленных, иногда — стада. Русские рати подбирали брошенных животных (по словам летописца: «Все войско наполнилось скотиной») и продолжали движение.

Командование войсками союзников осуществлялось советом князей, но дело осложнялось тем, что каждый из участников совета имел свою точку зрения на то, как и где надлежит одержать победу, в том, что это будет именно победа, мало кто сомневался. Разлад этот выявился еще на Днепре. Мстислав Удатный и поддерживающие его князья, незадолго до этого похода разгромившие венгров и уже вкусившие плоды нескольких побед в авангардных стычках с монголами, настаивали на как можно более скором преследовании врага. Главным их противником в этих бесконечных спорах был князь Мстислав Романович, стоящий во главе группы князей. По его мнению, союзникам вообще незачем было переходить Днепр, а следовало вынудить монголов сражаться там. Но уж коль скоро переправа была совершена, то наступать надо бы с крайней осторожностью, желательно не глубоко удаляясь в опасные степи. Предводитель же третьей, Черниговской, группировки Мстислав Святославич, чье слово могло склонить чашу весов в одну или другую сторону, предпочитал держаться в стороне от этих словесных баталий, то и дело вспыхивавших на объединенных советах.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Борьба реформистских и консервативных сил в советском обществе за выбор путей развития страны.
Пришедшие к власти в результате «октябрьского переворота» люди не имели единой позитивной программы, однако негативная установка существовала. Еще на октябрьском пленуме были осуждены волюнтаризм и субъективизм и подчеркнута необходимость коллективного руководства. Фактически речь шла об отказе продолжения реформ. Однако новый курс утве ...

Партия левых социалистов-революционеров интернационалистов (левые эсеры) (ПЛСР(и)).
Предшественниками ПЛСР были «Союз социалистов-революционеров максималистов» и «Союз левых социалистов-революционеров». Из них в 1909 г. оформилась крайне левая группа под руководством Я.Л. Юделевского и В.К. Агафонова. В 1912 -1914 г.г. носителем левонароднической идеологии был легальный журнал «Заветы». После Февральской революции левы ...

Эволюция палестино-израильских отношений при Э. Бараке
17 мая 1999 г. в Израиле в результате досрочных выборов главы правительства и членов парламента создалась качественно новая ситуация, в значительной степени повлиявшая на развитие переговорного процесса. Победу одержал лидер левоцентристского блока «Единый Израиль», основу которого составила партия «Авода», Эхуд Барак. Блок получил 56,0 ...